Рус | Eng
   Свяжитесь с нами

Разработка: Адодина Екатерина
Дизайн сайта: Аносова Елена

ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009

ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009 27.08.2009

Развитие туризма на Байкале в последние годы идет особенно активно. Определена особая экономическая зона «Ворота Байкала» в п. Б. Голоустное, активно застраивается Листвянка, растет число хороших отелей, появляются современные корабли, предлагаются интересные программы эко-туризма. Однако, туристических программ наблюдения за нерпой, почти нет. Все ограничивается посещением нерпинария в Иркутске или Листвянке (в летнее время еще и на Малом Море), а также возможностью увидеть нерпу во время многодневного круиза на Ушканьи острова. Увидеть же нерпу в воде или на льду удавалось единицам.

Мы не поверили в «страшилки» всезнающих научных сотрудников и егерей, что нерпа - «зверь пугливый», «даже не мечтайте» «вы не умеете скрадывать», и отправились в Ледовую Экспедицию наблюдать бельков. Если никто этого не делал до нас, не значит, что это невозможно - Нас 7 «первопроходцев» - Ольга (инструктор и очень хороший подводно-надводный фотограф), Дима (дайвер и начинающий видеооператор), Артем (инструктор и любитель креативной съемки), Мария (дайвер уровня «золотой дельфин» и как оказалось позже фигуристка), Костя (ценитель пейзажной красоты), Геннадий (созерцатель) и я (просто люблю природу).

Дневник экспедиции.

ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009 5 апреля. Из Иркутска стартует Первая(!) ненаучная, нетелевизионная экспедиция. Мы едем наблюдать нерпу на льду. До нас этого не делал никто! С одной стороны радостно, с другой – страшно. Волнуемся от неизвестности, бесконечные вопросы «а как это будет происходить», «где искать нерпу», «как ее снимать», «как передвигаться по льду»…
Все, что мы имеем – это опыт видеосъемок 1992 и 2004 года. Но тогда бюджет и временные рамки проектов были совсем другими! У них были недели, а у нас – максимум 5 дней.
Дорога бежит в Бурятию на Восточный берег Байкала. И чего это нас так далеко понесло? Нерпа и возле Листвянки живет, и с Ольхона ездить удобнее. Ближе, комфортнее. Не так все просто оказывается. Наблюдать бельков можно только в короткий период 1-15 апреля, когда логовища уже вскрылись, лед прочный, а белек еще не перелинял. Чуть раньше – логовища закрыты снегом и, раскапывать их – значит делать белька легкой добычей ворон и браконьеров. Позднее – передвижение по льду становится невозможным, да и белек превращается в хубунка (перелинявший нерпенок от 1 месяца до 1 года). Логовища нерпы находятся посреди Байкала, далеко от берегов (10-20 км). Добираться до них приходится через торосы и трещины на джипе или мотоцикле. И в этот период времени наиболее безопасный съезд на лед возможен на восточном Байкале. На западном побережье Байкала в апреле в нескольких метрах от берега проходят многочисленные трещины, раскрывающиеся иногда до 2-х метров. Вот и получается, что нормальный выезд на лед в начале апреля возможен только на Восточном Байкале.
Вторая причина, почему мы едем на восточный Байкал - это егеря. Опытные суровые люди, хорошо знающие лед и нерпу. Много работали с различными научными экспедициями по изучению нерпы.
Наш путь лежит в д. Сухая (450 км от Иркутска). Деревенька маленькая, в летний период здесь наплыв «дикого» туриста – песчаные пляжи и теплая вода притягивают, зимой – звенящая тишина. Местная достопримечательность – современная большая школа, возвышающаяся на горе как новомодный отель. В окрестностях – горячие источники, скала «белый камень», красивые лесные тропы. Удивителен российский бизнес. Вроде глушь непролазная, а вот, пожалуйте, – современный гостиничный комплекс, с благоустроенными люксовыми номерами, спутниковым телевидением и Wi-Fi интернетом. Очень приветливый персонал, администратор Лариса – жена одного из егерей, который поведет нас «на нерпу». На территории – годовалые медвежата – подростки, сидящие в клетке исключительно по своему желанию. Когда мы увидели как один из них спокойно вылазит между прутьями клетки за вкусной печенькой, а потом так же спокойно залазит обратно – Лариса сказала, что дело привычное, шалуны они. Правда, к вечеру прутья приварили, и теперь ничто не могло отвлекать нас от безмятежного сна.

Байкальский тюлень (нерпа)
(Phosa (Pusa) sibirica Gmelin.
ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009Эндемичное млекопитающее Байкала, реликт третичной фауны. Обитает по всему Байкалу. Для отдыха нерпа выходит на прибрежные камни (летом) или на поверхность льда (зимой). В солнечную, безветренную погоду, можно наблюдать тысячи отдыхающих нерп. Основные лежбища находятся на Ушканьих островах, в бухте Аяя, в районе р. Ледяной, мысах Понгонье, Северный Кедровый, Хобой. Питается нерпа голомянкой, бычками, гамаррусами (бокоплавы), омулем.
В начале ледостава, на ровном льду, нерпа проделывает отдушины – «продыхи». Диаметр отдушины может достигать 15-20 см. Такие отверстия есть по всему Байкалу. Для рождения потомства нерпа обустраивает в торосах (ледовых нагромождениях) специальные домики с выходом на поверхность – снежно-ледяные логовища.

6 апреля. Неспешно завтракаем. Накануне егеря посоветовали нам не торопится на лед. Подождать пока солнце высоко встанет, потеплеет, ветер стихнет – тогда и нерпы на льду много будет. Короче, раньше 11-ти выезжать смысла нет. С вечера была у нас беседа с большим специалистом по нерпе – доктором наук Женей Петровым. Он нас сразу спустил с небес на землю. Говорил, что никому еще не удавалось вот так, с первого раза, нерпу увидеть. Опыт для этого нужен. Раз 20, не меньше, на нерповку сходить. На машинах по льду ехать – дело гиблое - ничего из нее не увидишь и близко не подъедешь. Минимум километра за 2 до логовища останавливаться надо. Вот мотоциклы – дело другое. Мы от мотоциклов и не отказывались – как без сопровождения ехать? Они у нас вперед перед джипами поедут – трещины, торосы смотреть. А по льду, да еще с дайверско-фото-видео-оборудованием, на машинах удобнее. Вот за любовь к комфорту и причислил нас Петров к «тепличным туристам».
ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009 Технология выслеживания нерпы, практикуемая на Байкале, только одна – браконьерская. Ее нам и предложил использовать Петров. На мотоциклах выискивается логово. Логово хорошо определяется – нерпу-мать издалека видно как большое черное пятно. Подъезжают к нему метров за 700. Из мотоцикла достаются специальные «саночки для скрадывания», и толкая их перед собой, подбираются к нерпе. Есть и другой способ. Можно просто залечь на этих саночках возле логова и ждать пока нерпа вынырнет. Ну и совсем для экстремалов – ползти 700 метров по льду в маскхалатах к логовищу. Маскхалаты, кстати, обязательная одежда и при других способах наблюдения за нерпой. К концу дня мы должны были вымокнуть насквозь, устать как черти и ничего не заснять. Если повезет – успеем снять белька. К взрослой нерпе подойти невозможно – очень пуглива, еще метров за 700 в воду сбежит. Самый надежный способ, пояснил Петров – договорится с браконьерами, купить у них несколько бельков, положить их в загон – и снимай, сколько хочешь. Когда они «отработают» - выпустить их в какую-нибудь майну – может выживут. И никаких - «птичку жалко»! Вот такую картину нарисовал нам доктор наук – знаток нерпы.
Вариант с браконьерами нам не понравился, решили – «на месте разберемся».
Выезд на лед оказался непростым – наши джипы, в буквальном смысле, перелетали через торосы, а мотоциклы пришлось перетаскивать на руках. Но уже в 50 метрах от берега лед был ровный, прочный, и мы спокойно ехали «60» под звуки «Enigma».
Первым увидел нерпу Артем, сидевший, кстати, в джипе, а не на мотоцикле. Мы остановились. Даже без бинокля вокруг виднелось множество черных точек. В бинокль мы разглядели несколько нерп просто-таки огромных размеров и несколько логовищ с бельками. Первый эксперимент мы провели, чтобы определить насколько близко можно подъехать к нерпе на машине. Оказалось – метров на 500. Пробовали на мотоцикле – ничуть не больше. Только машина начинает приближаться – нерпа уходит в воду. Дальше – интересней. Нескольких нерп мы спугнули, определяя как близко можно подойти пешком, не скрадываясь и без маскхалатов. Оказалось, что тоже 500. Что ж – надо ползать…

ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009 Бельки. Ежегодно (в конце февраля – середине марта) самки приносят по одному щенку. Редко по два. Известны единичные случаи, когда рождалось 3-4 нерпенка. Рождение нерпят происходит в логовищах. Температура внутри логовища приближается к нулевой и может доходить до +5 градусов, при температуре снаружи -15-300С. Внешне логовище ничем не отличается от обычного сугроба из плотного снега, наметенного ветром на торос. Внутри – напоминает обширную многокомнатную квартиру с коридорами и выходом в воду в виде большой полыньи, с поверхностью не сообщается. Нерпята рождаются с белой блестящей шкуркой, за что и называются бельками. Бельки живут в логовах, не выходя наружу, в течение 1-1,5 месяцев, пока от апрельского тепла крыша ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009логовищ (поверхностный слой снега) не обвалится. Логовища становятся похожи на майну, иногда весьма больших размеров (автомобиль может уйти!). К этому моменту бельки уже способны самостоятельно нырять и оставаться под водой длительное время. Естественными врагами бельков являются черные вороны и орланы – белохвосты. При разрушении логовища раньше времени (из-за аномально теплой погоды или действия браконьеров) бельки становятся легкой добычей. Других естественных врагов у нерпы нет. Взаимоотношения нерпы и человека – история отдельная.

Выбрали место «базового лагеря». До берега – километров 15. Погода отменная, солнце, хорошо просматривается Ольхон и Западный берег. Оставляем машины, мотоциклы – и рассредоточиваемся каждый к «своей» нерпе. Дима с камерой залег возле логовища. Надеется белька с мамашей снять. Костя увидел недалеко от лагеря 2 точки – пошел проверять. Артем отправился «в чисто поле» - на удачу. Ольга с Машей направились в торосы, логовища искать. Я посмотрела по сторонам, никаких особо близких черных точек не увидела. Что-то неясное маячило на горизонте. Наверно, нерпа, решила я и, завернувшись в белую парусину (маскхалатом я не озаботилась), прогулочным шагом направилась к ней. Геннадий в лагере остался, созерцать.
Метров за 200 стало понятно, что иду я в верном направлении – передо мной грелся на солнце, постоянно переворачиваясь с боку на бок, крупный самец. Помня о пугливости нерпы, я перешла на полусогнутые, а еще метров через 50 – ползком. Не зря нас «тепличными туристами» обозвали. Не знаю как другие, но я точно, проползя от силы метров 30-40, поняла – «не мое это, ползать». Встала в полный рост, максимально закрылась парусиной и медленно пошла к нерпе. «Нерп» беспокоился, постоянно поднимал голову (верный признак, что сейчас нырнет), я останавливалась, замирала, прикидывалась большим торосом. Прятаться было не за что – между нами абсолютно чистый черный лед. Когда оставалось метров 60 я снова перешла на «полусогнутые». Я шла и смотрела на него в упор, а он – на меня. Такого я не ожидала, это захватывало, я подошла очень близко, практически не скрываясь, достала фотоаппарат и …- от напряжения и яркого солнца рябило в глазах. Я зажмурилась, открываю глаза – пусто! Я посчитала шаги до продыха, в который сбежала нерпа, – 58. Меня и взрослую нерпу разделяли какие-то 30 метров!
Собравшись в лагере часа через 3, обмениваемся впечатлениями. Выясняется, что все смогли подойти к нерпе достаточно близко, и ползать совсем не обязательно. Достаточно очень медленно передвигаться, не шуметь, а главное(!) иметь большое желание. Только Диме не повезло – нерпа в логовище так и не вынырнула. Зато, какие встречи были у них после! Но об этот чуть дальше.
Довольные успешным началом, обсуждаем планы на завтра. Очень хочется снять нерпу под водой. Нужен белек. Егеря предлагают поставить сеть на ночь. Если поймать белька в логовище и в течение нескольких часов отпустить – он не погибнет. Мать все время находится под водой или где-то рядом, и ждет его. Белька обязательно нужно выпустить в «свое» логово, чужое может оказаться нежилым или самка откажется принять «чужака». Принимаем это вариант. В случае неудачи, если белька не будет, решаем продолжить «наземку».

Браконьеры

С давних времен и до наших дней нерпа считается ценным объектом промысла. Основная цель промысла – меховые шкуры и жир. Мясо нерпы на вкус весьма специфично и в пищу практически не употребляется.
В 2000 – 2001 г.г., во время работы на Байкале экспедиций Гринпис, изучалась динамика развития популяции нерпы, определялись масштабы браконьерства и методы борьбы с ним. Во время обеих экспедиций было выявлено большое количество нарушений правил добычи нерпы и омуля. Ежегодно, по разным оценкам, в результате лицензионного отстрела, браконьерской охоты, естественной убыли и воздействия человека (запутывание в рыболовецких сетях) гибнет от 10 до 20 тыс. особей.
Главным аргументом за сохранение лицензий на отстрел нерпы является мифическая «традиционная занятость местного населения». Если прекратить добычу нерпы – коренные жители Байкала останутся без работы. Давайте, сопоставим несколько цифр. За 1 белька браконьер получает примерно 500 руб. С другой стороны - аренда саночек, для наблюдения за нерпой, для туристов - 3000 руб.! Работа егеря на льду (поиск логовищ, помощь в ледовых переездах) – 1500 руб. Проживание в доме егеря – 1000 руб. Очень показателен пример жителей острова Ольхон, которые вместо традиционного лова рыба, в последние годы, практически полностью «ушли» в туристическую сферу. Ольхонцы не занимаются добычей нерпы, хотя им это делать ничуть не сложнее, чем жителям эвенкам северного Байкала или бурятам Восточного Байкала. Просто выгода от приема туристов перевешивает все другие «традиционные» занятия.
Официальные лицензии на добычу нерпы, распределенные между рыбинспекциями и научными организация, призванными охранять Байкал, продаются любому желающему за 100 руб.! Среди таких желающих много новичков, ничего не понимающих в охоте. В результате – много раненной нерпы, которая гибнет «просто так». Да сами квоты, например 500 голов нерп «для науки», вызывают большое сомнение. Охота как спорт совершенно не интересна. К нерпе, как мы выяснили (об этом чуть позже), можно подойти очень близко. Получается не охота, а просто расстрел беззащитных животных.
Борьба с браконьерством, это далеко не все. Для сохранения нерпы нужно менять менталитет не только местных жителей и чиновников (в настоящий момент являющихся главными браконьерами), убеждая их, что развитие туризма гораздо выгоднее и перспективнее, но и самих туристов, покупающих шапки и сувениры из нерпы. Даже законно добытой. Ведь отстреливается не взрослая нерпа, мех которой не пригоден к использованию, а новорожденные бельки с красивой белой и серой шкуркой.

ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009 7 апреля. Сегодня холодно. Ветер. Едем проверять логово. Нам везет – белек есть. Маленькое существо испуганно смотрит на толпу людей большими черными глазами. Пока делается майна, сооружаем ему ледяной домик. Наивные! Он легко перебирается через ледовое ограждение и стремится ускользнуть от нас в воду. Уводим его подальше на лед. Белек достаточно быстро привыкает к людям и уже через полчаса он миролюбиво тыкается носом в ботинки и ищет укрытие от солнца и ветра в наших пуховиках. Чтобы заполучить его расположение достаточно просто лечь рядом – большие высокие фигуры его пугают. Больше других в этот преуспел Костя, за что и был прозван «нерпячьей мамой».
Майна сделана. Логово – метрах в 15-ти от нее. Брифинг. Первое погружение (Ольга и Геннадий) – проверочное. Задачи – посмотреть с какой точки выпускать белька, как снимать, определить диспозиции для основной группы. Сложность в том, что есть только один кадр – момент выпуска белька в воду. Дальше – один взмах ластами и все..! Ищи его потом в Байкале.
Разведка сделана. Снова брифинг. Во второй группе четверо – Ольга, Дима, Артем, Геннадий. Я на страховке. Маша и Костя – съемка сверху. Тяжелее всего Ольге – вся ответственность на ней. Не успеет спуск нажать – все мероприятие пропало. Пытаемся все предугадать. Договариваемся о действиях по секундам. Сначала все заходят в воду, занимают свои места, Ольга настраивает объектив, дает сигнал Геннадию. Геннадий по фалу передает сигнал мне. Белька подносят к логову. Я даю сигнал в воду. Считаем до 10 и отпускаем белька. Эх, теория!
Все одеты. Где же наш белек? Оказывается, он пригрелся на солнышке и мирно спит возле Кости. Наши наглые попытки разбудить он встречает зеванием и тут же засыпает снова. Ладно, в воде проснется.
ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009 Вся группа ушла под лед. Делаю проверочный сигнал. Нет ответа. Еще раз. Нет ответа. Дергаю сильнее. Результат тот же. Вскоре из логовища выныривает Гена и возмущенно кричит «белька выпускайте, сколько дергать можно!». Да, все-таки четверо дайверов на веревке – многовато. Все увлеклись настройкой своей техники, весь посекундный план – к черту! Егерь подносит белька к логовищу, отпускает и… И ничего! Нерпенок никуда идти не хочет. Вода мокрая и холодная. А наверху – солнце и можно спать в пуховике. Толкаем его тихонько за ласты. Нехотя соскальзывает в воду, проплывает круг по поверхности и карабкается обратно! Снова показывается Гена, полный досады голос «ну чего же ты, дурашка!» Белек недоуменно смотрит на него, лежа на краю льда. Гену сменяет Ольга. Нерпенок нехотя прыгает в воду и начинает обниматься с ней. Нырять категорически отказывается. ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009Плавает по поверхности, порываясь выйти наверх. Но природное любопытство все же берет верх – и он, заинтересовавшись большим количеством непонятных существ под водой, решает рассмотреть их поближе. Несколько минут плавает среди нас, позирует, целуется с Геной. Несколько раз всплывает наверх, снова ныряет. И, наконец, решив, что достаточно позировал, по спирали, медленно и грациозно растворяется в бездне.
Фото и видео – отменные. Восторженный эпитет Артема «это был самый фан-дайв в моей жизни!» лучше всего подходит для всех тех эмоций, которые сложно выразить словами. Костя и Маша – насмотрелись на шоу сверху. И только мне обидней всех! Стоя на страховке, я не видела белька даже в логовище – оно было закрыто от меня торосами.
Nerpa-13.jpg Выйдя из майны, мы быстро свернулись и переместились подальше, чтобы дать возможность бельку и его маме спокойно вернуться в свое логово.
Кстати, весь день, всего в какой-то сотне метров от нашего шумного лагеря, возле соседнего логовища отдыхала взрослая нерпа. Она весь день прыгала на льду, крутилась с боку на бок, смотрела на нас, вобщем, занималась своими обычными делами.
Завершился день катанием на коньках. Героическая Маша, в одном купальнике, неслась по льду, прицепившись к мотоциклу. Особо приятные воспоминания остались от настоящих самогона и сала с Украины, согревавших нас во время обеда на льду.

8 апреля. Погода совсем испортилась. Все в тучах, сильный ветер. Маша с Артемом остаются в отеле отсыпаться, Костя с Геной поехали в соседнюю деревню пейзажи красивые искать, а мы – снова на лед. За ночь лед поменял цвет, а это значит выезд на автомобиле стал небезопасен. Пересаживаемся в мотоциклы. Приехали в «чисто поле», нерпу нигде не видно. Да и странно было ожидать чего-то в такую погоду. Пошли фотографировать торосы. Дима обошел торос и уже возвращался обратно, как заметил нерпенка, плавающего в логовище. Белек не спешил нырять. Он с любопытством смотрел по сторонам и только когда Дима подошел совсем близко – сбежал. Мы очень надеялись, что он вернется, но видели только круги на воде от выдыхаемого им воздуха. Наверно, прятался где-то рядом с кромкой льда.
По дороге назад, когда проезжали мимо очередного логовища, Дима снова увидел высунутую голову нерпы. Этот день был компенсацией Диме за безуспешное трехчасовое лежание на льду 6 апреля.

Из истории фото- и видеосъемки нерпы на Байкале.
Первые попытки заснять нерпу под водой на видео были сделаны в 1992 году сотрудниками Лимнологического института Сибирского отделения РАН (г. Иркутск). В логовищах поймали несколько бельков и выпустили в воду, предварительно установив подо льдом вольер из сети. Съемка получилась, но бельки вели себя неестественно. После съемки их ждала гибель потому, что они рано были отлучены от матери.Летом 1997 года Бразильское ТВ, и летом 1998 года команда Кусто отсняли хорошие кадры взрослой нерпы под водой. Это были первая полноценная подводная съемка нерпы. Но это были не «ледовые» кадры. Март 2004. Подводный оператор Дидье Нуаро (бывший камерамен команды Кусто), работавший в составе съемочной группы ВВС, отснял первые кадры взрослой нерпы подо льдом в естественных условиях. Среди торосов, под водой, была установлена камера. Камера находилась в воде постоянно, в майну делались погружения. Нерпа, живущая в ближайших торосах, за несколько дней успела привыкнуть к дайверам и камере. В последний день, когда экспедиция заканчивалась, взрослая нерпа, совершенно не боясь людей, подплыла к дайверам. Это единственно известный случай встречи взрослой нерпы подо льдом. Заснять нерпу, плавающую среди людей, тогда не успели. Результат долгой работы – один фрагмент, когда нерпа просто проплыла мимо камеры установленной в торосах.

ХУБУНКИ И КУМАТКАНЫ. Байкальская ледовая экспедиция-2009Результаты экспедиции Сотни удачных фотографий, материал для фильма, а главное первый опыт наблюдения за нерпой на льду с позиций эко-туризма, а не науки или охоты. Полученные нами знания еще нужно «трансформировать» в удобные приспособления для скрадывания, в методику передвижения по льду, в технологию дайвинга с нерпами. Вообщем, сделать все, чтобы дайвинг с нерпой стал комфортным и доступным. Но, как ни крути, элемент приключения и экстрима останется. Без них невозможны Настоящие Путешествия в первозданные уголки природы.

Татьяна Опарина клуб "БайкалТек". Журнал НЕПТУН №3 2009 г.

Поводное видео с нерпочкой http://www.youtube.com/watch?v=ZNzU0neX7Uo



Статьи

10.06.2016

05.08.2015

02.09.2014

28.08.2014

26.08.2014

25.08.2014

23.03.2011

05.05.2010

03.04.2010

23.11.2009

27.08.2009

18.07.2009

23.12.2008

01.07.2008

01.02.2008

30.01.2008

19.01.2008

31.12.2007

30.12.2007

30.12.2007

25.11.2007

24.11.2007

24.11.2007

23.11.2007

20.11.2007